Нарушение обработки слуховой информации

5 нарушений восприятия

Нарушение обработки слуховой информации

Оформите подписку на удобную вам сумму, чтобы мы продолжали радовать вас новыми материалами Помочь ПостНауке

Почему кто-то слышит шум вместо музыки или видит серию статичных картинок вместо движения

Человек видит яркий, круглый и большой апельсин, но не понимает, что именно у него перед глазами. Или слушает музыку, а вместо нее слышит назойливый, резкий шум.

Это может случиться из-за нарушений зрительного, слухового и тактильного восприятия, которые обусловлены не повреждениями органов чувств, а поражениями областей мозга, отвечающих за обработку информации.

Такие нарушения называются агнозиями. Кратко рассказываем о некоторых из них.

Амузия и слуховые агнозии

Люди со слуховыми агнозиями не способны оценить смысл звука, хотя слух как таковой у них сохранен и они могут различать звуки по высоте, интенсивности, длительности и тембру. Существует три категории нарушений, связанных с восприятием звуков.

Семантико-ассоциативные агнозии, к которым относится слухоречевая, вызваны поражениями в левом полушарии мозга, в частности височными долями и областью Вернике — частью коры, которая отвечает за усвоение и понимание речи, в отличие от области Брока, связанной с ее воспроизведением.

Такие пациенты могут читать книги, общаться на языке жестов и даже говорить самостоятельно, но понимать устную речь они не в состоянии.

Другой тип нарушений связан с поражениями правого полушария. Простая слуховая агнозия характеризуется неспособностью распознавать неречевые звуки: голоса животных, шум воды, рокот самолета. Нарушения в этой области мозга также коррелируют с амузией — неспособностью воспринимать музыку.

Под амузией в западной классификации понимают целый спектр нарушений: от легкого дефицита ритмической способности до всеохватывающей амузии, при которой любые музыкальные построения воспринимаются как шум, сравнимый с шумом дрели. Люди с амузией распознают пение, но воспринимают его как странный, непривычный тон голоса.

Некоторые пациенты могут получать удовольствие от музыки, но в случае тяжелых нарушений они находят ее скорее раздражающей. Некоторые исследования ассоциируют амузию с тональной агнозией, при которой грамматические конструкции и смысл речи понимаются безупречно, но ее выразительные аспекты, такие как тон, тембр, эмоциональная окраска, остаются для человека невидимыми.

Люди с амузией продемонстрировали нарушения в восприятии устной речи на северокитайском (мандаринском) языке, в котором для подчеркивания смысла слов используется интонация.

Амузия связана с множеством нарушений — как в анализе высоты тона и временных (ритмических) отношений, где задействованы правая и левая височные доли мозга, так и в работе памяти: у людей с нарушениями памяти могут быть проблемы с запоминанием и воспроизведением мелодий.

Прозопагнозия и зрительные агнозии

При зрительной агнозии человек не способен узнавать и определять информацию, которая поступает через зрительный анализатор, при этом элементарные зрительные функции, такие как острота и поля зрения и цветоощущение, у него сохранены. Эти нарушения возникают при поражении корковых структур задних отделов больших полушарий.

Нарушения зрительного восприятия могут распространяться на разнообразные объекты и параметры. К примеру, при предметной агнозии человек не узнает предметы, хотя видит их. В тяжелых случаях он может вести себя, как если бы у него отсутствовало зрение, — ориентироваться по звукам и распознавать предметы на ощупь.

Более «легкие» пациенты не узнают предметы на изображениях или не вычленяют их при наложении картинок друг на друга. При цветовой агнозии люди могут видеть цвета, в отличие от дальтоников, но не различают их: не могут сказать, какого цвета яблоко, или представить красное пятно.

Буквенная агнозия характеризуется тем, что человек может правильно копировать буквы, но не называет их, а при симультанной агнозии он не может видеть ничего, кроме единственного объекта, на который направлено его внимание.

В фильме «Лица в толпе» (2011) героиня страдает прозопагнозией — неспособностью различать лица. Ей приходится учиться узнавать и запоминать людей по другим признакам: походка, движения, шрамы, детали одежды. Это нарушение возникает при поражении правого полушария в области затылка.

В тяжелых случаях прозопагнозии человек не узнает своего лица, лица родственников, знакомых, в более легких не способен узнавать лица по фотографиям. Причем отдельные части лица пациент может описать, но связать их в единое целое он не может.

Люди с таким нарушением не могут описать эмоции, которые считываются по мимике: гнев, радость, страх, испуг, удивление. Не могут сказать, женское лицо перед ними или мужское.

Фантомные боли и соматоагнозии

При поражении различных отделов правого полушария, в частности теменной доли, могут возникать нарушения в восприятии частей собственного тела и их положения в пространстве. К таким нарушениям относятся фантомные боли, которые испытывают люди с ампутированной конечностью.

Это частный случай соматической аллоэстезии, при которой пациенты ощущают у себя больше рук и ног, чем у них есть на самом деле. Люди с соматоагнозиями могут игнорировать половину своего тела, не понимать, какая из рук правая, а какая левая, испытывать трудности с определением своей позы.

К соматоагнозиям относятся и разнообразные варианты отрицания своей болезни: паралича, снижения зрения и слуха, психического расстройства или афазии.

Акинетопсия

Это расстройство очень редкое, его часто относят к зрительным агнозиям. При акинетопсии пациент воспринимает движение как серию статичных картинок с размытым визуальным следом. Об этом нарушении известно мало.

Большая часть того, что известно об этом чрезвычайно редком состоянии, была изучена в ходе исследования состояния одной пациентки.

Она утверждала, что ей было трудно налить чай или кофе в чашку, «потому что жидкость, казалось, была заморожена, как лед», и она не могла понять, когда ей нужно остановиться.

Пациенты с акинетопсией жалуются на проблемы в общении: им трудно фиксировать изменения в мимике собеседника и реагировать на изменения его эмоционального состояния.

Такие люди чувствуют себя неуверенно, когда находятся в комнате с несколькими людьми одновременно, и не успевают отслеживать их перемещения; им сложно перейти улицу с оживленным движением. Помимо восприятия, акинептопсия также нарушает визуомоторные задачи, такие как достичь или поймать объект, ведь человек не может анализировать траекторию собственного движения. Причиной акинетопсии может быть поражение задней части зрительной коры или средней височной коры, нейроны которой реагируют на движущиеся стимулы.

Топографическая агнозия

Неспособность ориентироваться в пространстве может наступить в результате точечного повреждения мозга, например при инсульте. Она может быть как врожденным состоянием, в том числе и в отсутствие поражений мозга, так и частью прогрессирующего заболевания, такого как болезнь Альцгеймера. Следует отличать подобные состояния от распространенного у многих людей плохого чувства направления.

Люди с врожденной топологической дезориентацией не способны генерировать когнитивную карту — ментальное представление окружающей среды — и поэтому не могут использовать ее во время ориентирования.

При эгоцентрической дезориентации люди не могут определить местоположение объектов относительно себя: описан случай женщины, которая, обладая нормальным зрением, не могла повернуться в нужную сторону, когда ее кто-то окликал.

Дезориентация направления характеризуется неспособностью определить, в каком направлении нужно двигаться, чтобы добраться до места назначения, и описать маршрут до хорошо знакомого места.

А пациенты с агнозией ориентиров могут различать типы зданий, таких как дом или небоскреб, но не могут идентифицировать конкретные здания, такие как собственный дом или знаменитые достопримечательности, поэтому им приходится следовать строго пространственному ориентированию. Некоторые типы агнозии не позволяют пациентам ориентироваться в новой среде.

Внеси свой вклад в дело просвещения! Поддержать постнауку

Источник: https://postnauka.ru/lists/90658

Нарушение слуха: причины, диагностика и лечение в Москве

Нарушение обработки слуховой информации

Нарушение слуха – это полное или частичное снижение способности обнаруживать и понимать звуки. Страдать таким расстройством может любой живой организм, который способен воспринимать звуки.

Возникает снижение слуха в результате поражения звуковоспринимающего либо звукопроводящего отдела. Чаще всего это происходит при возрастных изменениях, примерно к 60 годам почти у каждого человека наблюдается ухудшения восприятия звуков, продолжая постепенно прогрессировать.

Однако нередко нарушение слуха замечается и у детей. Очень важно вовремя обратиться к врачу, чтобы выявить причину недуга и остановить процесс.

Различают несколько разных типов нарушения слуха:

  • кондуктивное (возникает из-за разного рода блокировок в среднем или во внешнем ухе, которые препятствуют нормальному прохождению звуков);
  • сенсорное (является результатом проблем с волосковыми клетками, расположенными во внутреннем ухе, из-за которых улитка не имеет возможности правильно воспринимать звук);
  • невральное (происходит, когда мозг утрачивает способность обрабатывать электрические импульсы или же не может их правильно интерпретировать);
  • сенсоневральное (когда одновременно существует искажение при обработке звука мозгом и проблемы с волосяными клетками);
  • смешанное (представляет собой комбинацию сенсоневральной и кондуктивной потери. Звук не только не передается от внешнего или среднего уха к внутреннему, но и наблюдаются проблемы с невральными частями слуховой системы и внутренним ухом).

Причины нарушения слуха

Существуют факторы, которые приводят к снижению слуха еще до возникновения расстройств, обусловленных возрастными изменениями.

Одним и самым опасным из них является повторяющееся воздействие сильного шума, который измеряется большим количеством децибел (шум мотора, звуки выстрела, ударные музыкальные инструменты и т.д.).

В результате его влияния происходит постепенное отмирание нервных окончаний барабанной перепонки, которые отвечают за возможность воспринимать звук.

Разрыв барабанной перепонки приводит к временной потере слуха. Это может произойти в результате перенесенной тяжелой ушной инфекции, во время занятий спортом, при погружении под воды, прыжке с парашютом или поднятии тяжести, т.е. когда в ухе происходит сильный перепад давления.

К сожалению, нарушение слуха не во всех случаях является обратимым. Временное ухудшение может возникнуть при:

  • попадании в ухо воды,
  • наличии инородного предмета в ухе (наиболее часто наблюдается у детей),
  • образовании серной пробки,
  • отите (воспалении среднего уха), наличие фурункула в слуховом проходе.

Также потеря слуха может происходить в результате:

  • прорастания клеток кожи в полость среднего уха в виде опухоли (холестеатома),
  • врожденного или приобретенного сужения слухового прохода,
  • перенесенных инфекционных заболеваний (менингит, грипп, свинка),
  • болезни почек,
  • врожденных инфекциях (герпес, сифилис и др.),
  • травмы головы.

Нарушение слуха у детей также может быть обусловлено генетически обусловленной тугоухостью. Причиной раннего нарушения слуха у детей также могут быть:

  • беременность с высокой степенью риска,
  • различные инфекции,
  • прием определенных медикаментов, алкоголя или наркотических веществ во время беременности,
  • наследственные аномалии,
  • перенесенный в младенчестве менингит.

Симптоматика

Нарушение слуха может сопровождаться:

  • болезненными ощущениями в ухе,
  • наличием выделений в ухе,
  • ощущением переливания жидкости и другими шумами,
  • насморком,
  • тошнотой и рвотой,
  • головокружением,
  • нистагмом,
  • повышением температуры,
  • головной болью,
  • ослаблением мимических лицевых мышц,
  • нарушением походки (заваливание на одну сторону, неустойчивость).

Проверить слух стоит, если вы заметили у себя следующие признаки:

  • трудно следить за разговором,
  • собеседнику приходится часто повторять слова,
  • создается ощущение, что окружающие вас люди говорят очень тихо,
  • в шумной обстановке вы не можете разобрать речь (в парке, на совещании, в кафе),
  • приходится увеличивать громкость телевизора,
  • ощущается звон в ушах.

При этом эмоциональное состояние больного напряженное, он постоянно пытается расслышать, что ему говорят и раздражается на собеседника.

Диагностика

Поскольку нарушения слуха могут быть спровоцированы целым рядом заболеваний, для установления более точного диагноза следует обратиться к отоларингологу. Врач проведет оценку слуховых функций, проанализирует аудиологические и акустические показатели. Обязательным является проведение камертональной пробы и запись тональной пороговой аудиограммы.

Более информативным методом, который позволит уточнить тип нарушения, является аудиометрия, которая выполняется в диапазоне частот выше 8000 Гц. Также важно произвести исследование вестибулярного аппарата, которое включает в себя стабилографию.

Методы лечения

При наличии какого-либо препятствия для прохождения звука (пробка, инородное тело и т.п.) его необходимо устранить. При среднем и наружном отите производят регулярное промывание уха специальными антибактериальными каплями.

Если нарушение слуха произошло из-за фурункула наружного слухового прохода, необходимо произвести вскрытие фурункула. Операция проводится под местной анестезией. Хирургическое вмешательство также необходимо при хроническом среднем отите, чтобы восстановить целостность барабанной перепонки.

Экссудативный средний отит устраняется путем удаления жидкости из среднего уха с последующим введением в него противоотечных медикаментов.

При повреждении слуховых рецепторов или самого слухового нерва назначается прохождение курса лечения гормональными препаратами.

Если вылечить нарушение слуха невозможно, лечение направлено только на профилактику дальнейшего ухудшения состояния. Можно подобрать слуховой аппарат, который создан для того, чтобы усиливать звук. Таких аппаратов существует множество, есть даже практически незаметные, что является очень актуальным для молодых людей, которые страдают тугоухостью.

Профилактические меры

Поскольку потеря слуха может иметь необратимые последствия, такие как глухота, нарушение качества жизни, стойкое нарушение трудоспособности, очень важно применять профилактические меры, препятствующие снижению восприятия звуков. В комплекс этих мер входят:

  • своевременно лечить заболевания уха, горла и носа,
  • при авиаперелете во время насморка рекомендуется воспользоваться сосудосуживающим назальным спреем перед посадкой и взлетом, также не рекомендуется спать,
  • ограничить контакт с больными ОРВИ, использовать индивидуальные средства защиты,
  • незамедлительно заняться лечением хронических заболеваний носоглотки,
  • следует отказаться от использования ватных палочек для чистки ушей,
  • стараться максимально защищать уши от попадания в них любых раздражающих веществ (например, лака или краски для волос),
  • обязательно использовать плавательную шапочку во время купания в бассейне, наполненном хлорированной водой,
  • промывать уши только чистой пресной водой после купания в море или в бассейне,
  • просушивать уши полотенцем,
  • вести здоровый образ жизни, а именно: отказаться от вредных привычек, регулярно совершать прогулки на свежем воздухе, соблюдать режим дня и ночи, питаться рационально и сбалансированно,
  • избегать травм головы,
  • ограничить длительное воздействие громких шумов и вибрации,
  • не слушать музыку в наушниках на высокой громкости,
  • своевременно обращаться к врачу при первых же признаках нарушения слуха.

Источник: https://www.polyclin.ru/narushenie-sluha/

Нечеткое понимание речи – потеря слуха?

Нарушение обработки слуховой информации
При высокочастотной потере слуха, возникают  трудности с пониманием речи даже в тишине, а при появлении фонового шума или одновременной беседе нескольких человек, крайне сложно воспринимать смысл речи.

Какую жалобу первой озвучивают пациенты с нарушением слуха на приеме у сурдолога?

Если Вы спросите их об этом, то наверняка они ответят “Я слышу речь, но не могу разобрать слова”.

Если это знакомая Вам ситуация, то это может быть сигналом начинающегося снижения слуха.

Снижение слуха сказывается не только на возможности слышать ушами, но и на головном мозге, ответственном за восприятие и преобразование звуков в понятные слова.

Симптомы начинающейся тугоухости по-разному воспринимаются человеком.

Потеря слуха бывает различной степени − от легкой тугоухости  до полной глухоты.

У большинства пожилых людей отмечается начальная или умеренная потеря слуха, в основном снижение слышимости высокочастотных  звуков.

Это может проявляться в затруднении понимания речи, особенно при постороннем шуме.

Слышать речь не понимая

На приеме специалиста у пациентов проверяют слух специальным оборудованием, результаты проверки заносятся на аудиограмму.  У людей с высокочастотной потерей слуха она будет «наклонной». То есть сохраняется способность слышать низкочастотные звуки (ниже 1000 Гц) почти также четко, как здоровые люди, а высокочастотные звуки (выше 1000 Гц) воспринимаются лишь при усилении их громкости.

Почти во всех случаях по субъективным оценкам это ощущается так, будто человек слышит, но не может понять речь.

Содержащиеся в человеческой речи гласные звуки (A, E, И, O, У, Ы, Э) − низкочастотные, а согласные звуки (З, К, П, С, Т, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ) − высокочастотные. За счет возможности слышать гласные звуки мы воспринимаем речь, а слыша согласные звуки понимаем ее смысл и отличие одних слов от других.

Не слыша высокочастотные согласные звуки, невозможно понять такие слова, как “фокус”, “стих” или “счастье”. Основная причина возникновения потери слуха на высоких частотах − возрастное снижение слуха (пресбиакузис) или чрезмерное воздействие шума в течение продолжительного времени.

Сложности восприятия речи на фоне шума

При высокочастотной потере слуха, возникают  трудности с пониманием речи даже в тишине, а при появлении фонового шума или одновременной беседе нескольких человек, крайне сложно воспринимать смысл речи.

 У многих людей, не занимавшихся лечением потери слуха несколько лет возникают комплексы, они стараются не посещать оживленные места, различные мероприятия или отмалчиваться, поскольку не могут полноценно общаться с другими людьми.

Симптомы высокочастотного снижения слуха

Наиболее часто возникающие трудности:

  • невозможность разборчиво слышать речь в тишине и при постороннем шуме;
  • сложно разговаривать по телефону;
  • затруднения при просмотре телевизионных программ и фильмов даже при увеличении громкости;
  • неразборчивость в понимании высоких женских и детских ;
  • невозможность слушать любимую музыку, так как звучание ее искажается;
  • чувство усталости от необходимости постоянно прислушиваться.

Ограничивая общение, человек может огорчить родственников, друзей, коллег, так как они будут воспринимать это как нежелание общаться. В семье могут возникать недопонимания с супругом, обвинения в избирательном слушании. В свою очередь слабослышащий человек обвиняет других, что они неразборчиво и тихо говорят.

Также создаются неловкие моменты, когда человек не расслышав, отвечает невпопад, не реагирует на шутки или не улавливает нить повествования. Иногда он, не понимая сказанного, только кивает и улыбается, выражая свое участие в общей беседе. Некомпенсированное снижение слуха способно негативно повлиять на карьеру, отношения, личную жизнь…

Что делать если тестирование слуха в норме, а проблемы сохраняются?

В том случае, когда на проверке слуха не выявили отклонений, следует искать проблему глубже. Возможно причиной снижения слуха являются нарушение проводимости слухового нерва или обработки звуков в головном мозге. К примеру, центральное нарушение обработки слуховой информации, которое встречается нечасто, но все же имеется риск возникновения такого отклонения.

В этом случае нервная система человека неспособна правильно анализировать звуковую информацию, поступающую через уши. Такое нарушение чаще диагностируется у детей, но может встречаться и у взрослых.

Особенности синдрома дефицита внимания

Имеющийся у ребенка синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) способен привести к непониманию речи, так как головной мозг в этом случае активно участвует в восприятии всех поступающих импульсов, которые не дают ему сосредоточиться на чем-то одном.  Любой посторонний шум будет выступать таким отвлекающим фактором.

При имеющемся недиагностированном и не леченном СДВГ, проверка слуха не выявит патологии, однако проблема непонимания речи и невозможность сосредоточенности на разговоре останется.

Некоторые люди могут иметь одновременно СДВГ и нарушение слуховой обработки.

Ношение слухового аппарата способствует лучшей сосредоточенности на разговоре людям с СДВГ или нарушением слуховой обработки, за счет усиления звука голоса собеседника.

Боритесь с нарушением слуха

В случае имеющейся диагностированной потери слуха,  слуховые аппараты  помогут усиливать необходимые высокочастотные звуки без усиления низкочастотных.

 С самого начала ношения слухового аппарата Вы начнете лучше понимать обращенную к Вам речь и получите возможность слышать забытые звуки, такие как шум дождя, пение птиц, шорох сухих листьев, сигнал микроволновой печи или телефонный звонок.

Помните, что людей, которые могут слышать речь, но не понимают её, очень много.

Это наиболее частая жалоба пациентов на приеме у специалистов по слухопротезированию, поэтому они как никто другой знакомы с этой проблемой и способны решить ее, принимая во внимание индивидуальные особенности каждого.

Не стоит отказывать себе в общении с домашними, коллегами и друзьями, просто обратитесь к врачу-сурдологу или специалисту по слухопротезированию. Вы можете сделать это прямо сейчас.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5de8d2be86c4a900ae5172fe/nechetkoe-ponimanie-rechi-poteria-sluha-5e308102918e770d5f8b2bda

Жизнь с нарушением обработки слуховой информации

Нарушение обработки слуховой информации
Источник: Andrea’s Buzzing About

Кто-то останавливает меня в университетском коридоре.

Пока я лихорадочно пытаюсь понять, кто же это такой, я слышу вопрос: «Ты идешь в занятную парикмахерскую?» Какое-то время я недоумеваю, а потом до меня доходит, что я додумываю другие слова, я прошу повторить вопрос, но он все еще не имеет никакого смысла.

Судя по всему, это что-то важное, я прошу сказать другими словами, пока, наконец, до меня не доходит. Это моя одногруппница, и она спрашивает: «Ты идешь на занятия в пятницу?»

Подобная путаница с пониманием речи на слух — это настоящая проблема. В результате, я отвечаю не на те вопросы, и иногда мы с собеседником даже не догадываемся, что ведем диалог про два совершенно разных предмета.

Хотя другой человек знает, что он имеет в виду, я могу понять нечто совершенно противоположное. Я могу сказать, что прекрасно все поняла, и никто из нас даже не догадается, что мы были «на разных волнах».

Проблема продолжается, и собеседник видит в ней не простое недопонимание, а очередное доказательство того, что я неспособна учиться или справляться со своими обязанностями! Такое случается со мной регулярно, в том числе с руководителями и начальниками.

Иногда я не справляюсь с декодированием фонем, и во время нормального разговора появляются участки: «Бла-бла-бла-бла-бла, неразборчиво, бла-бла-бла». Если я прошу собеседника повторить сказанное, то снова слышу: «Бла-бла-бла-бла-бла, неразборчиво, бла-бла-бла». Это как говорить по мобильнику, когда есть помехи со связью, и сигнал периодически пропадает.

Мои мысленные субтитры, расшифровка разговора, которую я веду у себя в голове, вполне нормальна во время «бла-бла-бла», но как только я добираюсь до «неразборчиво», это как нижняя строка на таблице в кабинете окулиста — как ни старайся, ее не разобрать. Я ненавижу объявления в аэропорту, потому что в половине случаев я вообще не понимаю, что там говорят.

Из-за различных проблем с речью у меня неоднократно проверяли слух. Где бы я ни жила, кто-нибудь обязательно спросит про мой «акцент» (скорректированное нарушение речи). Однако мои уши работают просто отлично.

Я слышу звуки, которые не слышат большинство людей, например, изменения в тоне шума жестких дисков или вентиляторов в аппаратуре.

У меня диагностированы гиперакузия, чрезмерная чувствительность к звукам, и тиннитус, звон в ушах, который еще больше затрудняет для меня восприятие речи.

Многие годы моя семья, учителя, консультанты и работодатели жаловались, что я не понимаю, что происходит вокруг, забываю то, что они мне сказали, слишком буквально понимаю сказанное или просто игнорирую их. На занятиях или во время встреч я делаю все, что только могу.

Я сажусь на первую парту, я заранее читаю по предмету, я смотрю, что говорит лектор. И все равно меня отвлекает шум кондиционера, батареи, мигающей лампы и проектора, и я с трудом понимаю, о чем идет речь, даже если лектор стоит всего лишь в паре метров от меня. Иногда я прошу говорить погромче, но настоящая проблема совсем не в громкости.

Мне трудно отделить звуки голоса от постороннего шума, кроме того, моя мысленная расшифровка чужих слов со всеми новыми терминами занимает много времени, плюс к тому, мне нужно в два раза больше времени, чтобы понять, что именно было сказано, и что это значит в данном контексте. Очень часто я не могу понять, о чем речь, если говорят несколько людей.

Я пытаюсь делать аудиозаписи лекций, но, честно говоря, по второму разу понятнее не становится.

Пока я не начала смотреть фильмы и сериалы с субтитрами, я даже не осознавала, как много диалогов я понимаю неправильно.

Только недавно, когда я снова попыталась смотреть телепередачи без субтитров, я поняла, насколько трудно мне понимать диалоги, и как сильно мне приходится все время напрягать внимание. Мне особенно трудно говорить по телефону, когда я не вижу того, с кем разговариваю.

Я ненавижу проверку ой почты, поскольку мне приходится прослушивать одно и то же скомканное сообщение по три-четыре раза, чтобы понять продиктованный телефонный номер! С текстовыми сообщениями гораздо проще.

Предотвратить подобные проблемы в учебе или на будущей работе очень трудно. Так что мне нужно как-то объяснить людям, что у меня может быть идеальный слух, но при этом я все равно могу не понимать, что они говорят, и это не делает меня грубой, равнодушной, ленивой или глупой. Эти трудности нельзя решить, если просто «больше стараться».

По результатам проверки слуха, я слышу просто прекрасно. Нарушение обработки слуховой информации (иногда его называют центральное нарушение обработки слуховой информации) трудно диагностировать при стандартной проверке слуха.

Как только я нашла специалиста в этой области, результаты были весьма показательными, и эта информация помогла и мне, и моим работодателям.

Ниже приводится выдержка из моего письма педагогам и работодателям, в котором описывается, что такое нарушение слуховой обработки информации, как оно на меня влияет, и как я с этим справляюсь. Это малоизвестная проблема, так что я привожу эту выдержку, чтобы людям было проще ее понять.

Нарушение обработки слуховой информации — это невидимая инвалидность, особенность развития, которая затрудняет восприятие речи на слух.

Хотя я прекрасно слышу, время от времени у меня есть проблемы с восприятием и расшифровкой чужой речи. Эта проблема похожа на плохую связь по мобильному телефону, когда звук то и дело пропадает.

Мои трудности еще больше осложняются тиннитусом (ощущением «звона в ушах»), который еще больше увеличивает «фоновые шумы».

Обследование у лицензированного врача-аудиолога показало, что при полной тишине мое восприятие речи (понимание произносимых слов) составляет 80% для левого уха и 86% для правого уха. В условиях шума (например, при работающих приборах и при голосах других людей) мое понимание речи снижается до 68% для левого уха и 52% для правого уха.

Как это влияет на меня

Можете представить, насколько трудно уследить за ходом разговора или понять лекцию, когда я буквально понимаю только половину из сказанного. Мне приходится полагаться на контекст, чтобы разгадать, что имеют в виду другие люди.

Я прилагаю дополнительные мысленные усилия, чтобы расшифровать новые термины и концепции, кроме того, я трачу в два раза больше времени, пытаясь вспомнить, что было сказано, пока я пыталась понять одно слово. Постоянная расшифровка заполняет мою рабочую память. Из-за этого я часто понимаю слова буквально, так как не могу уделить внимания контексту.

Очень часто я задаю вопросы или комментирую во время лекций или встреч только для того, чтобы подтвердить, что я правильно все услышала.

Моя рабочая и кратковременная память тратится на восприятие речи, а не на то, чтобы запомнить услышанное. В результате, я могу покинуть занятие не имея ни малейшего представления о чем оно было, потому что у меня не хватило на это кратковременной памяти. Мне нужно прочитать конспект, чтобы усвоить материал лекции.

Мне трудно воспринимать устные инструкции. Мне трудно понять, вспомнить и выполнить серию устных инструкций. Например, это могут быть указания, как добраться до определенного места, как обращаться с техникой или даже описания шагов по вычислениям. Кроме того, я могу путать похоже звучащие числа, например, «пять» и «девять» или «шестнадцать» и «шестьдесят».

Мне может быть трудно различать голоса и посторонний шум. В ситуации, когда говорят сразу несколько человек, мне особенно трудно, потому что разные голоса и посторонние шумы сливаются вместе. Это относится не только к ресторанам и конференциям, но также к разговорам в офисе, коридорах и на занятиях, когда начинаются «обсуждения в малых группах».

Для меня почти в любой обстановке будут механические шумы, которых не слышат другие. Я слышу высокочастотные звуки, которых не слышат большинство других людей.

Кондиционеры в окнах, батареи, вентиляторы в проекторах, жесткие диски компьютеров и флуоресцентные лампы вместе создают для меня очень шумную обстановку.

Гиперакузия — медицинское состояние, вызывающее повышенную чувствительность к звукам, обостряет мое восприятие высокочастотных звуков.

Что может помочь

Поскольку я имею дело с этим расстройством каждый день, у меня наработан ряд стратегий для компенсации. Ниже приводятся несколько стратегий, которые могут облегчить нашу коммуникацию. Однако каждая из этих стратегий успешна лишь частично, и моя способность компенсировать эту проблему снижается, если я устала или больна.

  • Будет лучше, если я смогу получить план лекции или занятия заблаговременно, за час или накануне. Это поможет мне поработать с новыми концепциями и подготовиться к новым терминам.
  • Разрешите мне сидеть на первой парте и подальше от каких-либо работающих устройств. Я немного читаю по губам, так что мне важно хорошо видеть говорящего.
  • Если это позволяет температура в помещении, я буду благодарна за закрытые окна и двери, так как это уменьшает уличный и прочий шум.
  • По возможности, используйте субтитры во время демонстрации видео.
  • Задания и другую важную информацию лучше предоставлять в письменном виде — через электронную почту и так далее. Если вам нужно проинструктировать меня, сделайте это в письменном виде, например, через электронную почту.
  • Разрешите мне использовать диктофон во время встреч, индивидуальных бесед и занятий.
  • Если это позволительно, разрешите мне использовать индивидуальное обучающее устройство, особенно во время занятий в больших помещениях. Оно состоит из наушников для меня и беспроводного микрофона для говорящего. Оно передает информацию прямо в мои наушники, исключая все посторонние шумы. Индивидуальное обучающее устройство, например, FM система, может помочь мне во время лекций в больших залах.

Многие люди ошибочно думают, что нарушение обработки слуховой информации — это то же самое, что и сниженный слух, и пытаются говорить громче или повторяют то, что уже сказали. Однако лучше не повторять, а перефразировать свои слова.

Нарушение обработки слуховой информации — это расстройство, которое выводит из себя, и к которому редко относятся с пониманием. Вылечить его нельзя. Я живу с ним всю свою жизнь, и мне было важно узнать, что это реальное нарушение со своим названием. Это позволило мне больше узнать о нем и найти способы улучшить коммуникацию с окружающими.

Пожалуйста, поймите, что мои трудности во время разговора никак не связаны с моей мотивацией или способностями к учебе и работе. Мне просто важно, чтобы окружающие поняли, что я не грубая, равнодушная, ленивая или глупая.

Источник: https://outfundbel.ru/pro-autizm/zhizn-s-narusheniem-obrabotki-sluhovoy-informacii

Комплексная модель нарушений восприятия при психозе

Нарушение обработки слуховой информации

Для шизофрении и других психотических расстройств характерны галлюцинации, иллюзии и другие нарушения восприятия. Восприятие является субъективном процессом, посредством которого нейронные системы отображают и интерпретируют поступающие из внешней среды сенсорные сигналы.

В силу того, что эти входящие сигналы всегда сопряжены с определенным уровнем «шума» или неоднозначности, способность сенсорных систем отсекать этот «шум» и вычленять конкретную необходимую информацию представляется ключевой функцией, обеспечивающей адекватную адаптацию к внешней среде.

Чтобы определить, что именно во входящем сенсорном потоке важно, сенсорные системы идут по наиболее оптимальному пути – обращаются к уже пережитому опыту. Тем не менее, даже эта «оптимальная» система обработки входящей информации не застрахована от ошибок.

Как мы более подробно обсудим ниже, пережитый опыт подталкивает сенсорные системы к восприятию именно того, что уже было воспринимаемо раньше.

А это, в свою очередь, приводит к ошибкам «восприятия-суждения» (perceptual-judgment errors), заставляя нас действовать по наиболее вероятному, но неверному в настоящий момент сценарию.

Такие ошибки довольно часто встречаются у здоровых людей и приводят к целой россыпи небольших обманов восприятия. Так, например, мы нередко можем видеть человеческие лица в облаках или чувствовать вибрацию от телефона в кармане, хотя нам никто не звонит.

Инкорпорирование прошлого опыта является уязвимой точкой процесса восприятия и, под воздействием определенных патологических процессов, может приводить к гораздо более выраженным нарушениям обработки сенсорной информации. В этом одна из причин такого широко известного психотического проявления, как слуховые вербальные галлюцинации, то есть восприятие пациентами при отсутствии звучащей речи.

В основе предлагаемой нами концепции лежит идея о том, что в нарушениях восприятия, сопровождающих психоз, проявляется экстремальный вариант погрешностей в обработке сенсорной информации, которые естественном образом возникают в результате инкорпорирования предшествующего опыта.

Мы сделали выборочный обзор литературы, касающейся патофизиологии психотических нарушений восприятия, и попытались составить комплексную модель этих нарушений, тесно связанную с моделями нормального восприятия. По нашему мнению, эта концепция способна улучшить понимание этих загадочных феноменов.

Мы постарались соединить воедино результаты исследований в нескольких областях, традиционно развивавшихся независимо друг от друга.

Например, по результатам большого количества фармакологических и молекулярных исследований установлено, что центральную роль в развитии психоза играет избыточная дофаминовая передача в стриатуме.

Однако предыдущие исследования обработки сенсорной информации при шизофрении концентрировались, в основном, на коре головного мозга и локальных путях в ней, практически игнорируя вклад нейромедиаторных нарушений и их влияние на функционирование нейронных сетей в базальных ганглиях.

Вероятно, это было связано с традиционным представлением о сенсорных системах как об изолированных отделах мозга, пассивно воспринимающих внешние стимулы и не зависящих от когнитивных влияний.

В свою очередь, дофаминовые сети в стриатуме традиционно обсуждались в контексте системы награды и связанного с ней обучения, несмотря на накопленные доказательства важности стриатума и дофамина в когнитивных и перцептивных процессах в целом.

Иными словами, роль стриатума истолковывалась слишком узко и ограничивалась процессами обучения, связанного с наградой, и процессом выбора действия. Лишь недавно появились данные, свидетельствующие о роли стриатума в процессах обучения сенсорных систем.

В нашей работе мы предприняли попытку объединить результаты последних исследований роли дофамина и базальных ганглиев в общую комплексную модель перцептивных нарушений, отталкиваясь от существующих теоретических моделей нормальных процессов восприятия.

Учитывая широкую распространенность при психотических процессах нарушений именно слухового восприятия (по сравнению с нарушениями в других сенсорных модальностях), мы сконцентрировались на пересечении между дофамином, базальными ганглиями и системой обработки слуховой информации.

Особое внимание уделено физиологии слухового восприятия и возможным патофизиологическим механизмам, которые могут привести к аудиторным нарушениям при психозе.

Феноменология

Пациенты, страдающие шизофренией или другими психотическими расстройствами, практически всегда сообщают о тех или иных нарушениях восприятия.

Эти феномены, в частности, галлюцинации, на протяжении долгого времени тщательно фиксировались психиатрами и стали своеобразной «эмблемой» психической патологии в социокультурном пространстве. Как и другая продуктивная симптоматика, нарушения восприятия, как правило, начинают развиваться в молодом возрасте.

В большинстве случаев они сначала, в продромальной препсихотической фазе, имеют неявные, аттенуированные формы. Затем, с прогрессированием психоза, они постепенно переходят в отчетливо выраженные галлюцинации.

Иллюзии и схожие феномены

Под иллюзиями понимают искаженное восприятие объективного реального стимула. Для психоза часто характерно иллюзорное восприятие действительности. Стимулы могут казаться измененными по своей интенсивности, формы объектов (например, лиц) также могут искажаться.

Во многих случаях, особенно на ранних стадиях развития психоза, внешние стимулы приобретают в восприятии пациента более сильную, чем обычно, интенсивность. Соответственно, восприятие этих необычных стимулов приводит к необходимости их интерпретации и придания им какого-то значения.

Этот период ощущения субъективной необычности собственных переживаний и поиска их смысла называется «бредовым настроением».

Галлюцинации

Галлюцинации – это ложное восприятие, никак не связанное с наличием объективного стимула во внешнем мире.

Пациенты с шизофренией и расстройствами шизофренического спектра могут испытывать галлюцинации во всех сенсорных модальностях.

Галлюцинации могут быть зрительными, слуховыми, обонятельными, соматосенсорными и даже вкусовыми. Однако именно слуховые галлюцинации наиболее распространены и наиболее выражены.

То, что, в отличие от других симптомов шизофрении, галлюцинации по своей природе дискретны (то есть могут «включаться» и «выключаться»), делает их крайне ценными в клиническом отношении.

Хотя у некоторых пациентов, слуховые галлюцинации представляют из себя довольно простые звуки (например, звук шагов), у большинства преобладают галлюцинаторные голоса, проговаривающие не только отдельные звуки и слова, но и крайне сложные фразы, предложения, комментарии действий пациента, а также целые диалоги между несколькими знакомыми или незнакомыми голосами.

речи галлюцинаторных может быть различным, но чаще всего это речь негативного содержания. Голоса могут оскорблять и унижать пациентов, часто ссылаясь на личный опыт пациента.

При острых состояниях, вербальные галлюцинации, как правило, интерпретируются как реальные голоса, звучащие откуда-то извне.

То есть пациент не осознает их как «внутренние» и «ненормальные» и действует соответствующе: громко им отвечает, пытается найти их источник и т. д.

Интересно, что при других формах психоза, например, при вызванном чрезмерным приемом продофаминергических препаратов в качестве терапии болезни Паркинсона, слуховые галлюцинации встречаются реже, чем зрительные.

Этот факт дает возможность предположить, что система обработки именно слуховой информации в большей степени вовлечена в патофизиологию психотических нарушений при шизофрении и расстройствах шизофренического спектра.

 

Бред и психотический синдром

При психозе галлюцинации и другие перцептивные нарушения, как правило, развиваются параллельно с бредом.

Под этим термином понимаются стойкие, не соответствующие действительности убеждения, сохраняющиеся даже при наличии прямых и явных доказательств их несостоятельности (и возникающие на болезненной основе – прим.ред.).

Данное сочетание нарушений восприятия и бреда представляет собой особую клиническую конструкцию, определяемую как «психотический синдром».

Тем не менее, у небольшой части пациентов могут присутствовать только галлюцинации без бреда или наоборот. Исходя из этого, можно предположить, что наравне с общим патофизиологическим механизмом, обуславливающим развитие психотического синдрома как совокупности бреда и галлюцинации, существуют также и специфические пути развития каждого из симптомов по отдельности.

Облегчающие и отягчающие факторы

Данные огромного количества рандомизированных клинических исследований показали, что на выраженность психотического синдрома могут влиять препараты, блокирующие дофаминовые D2-рецепторы, наиболее плотно расположенные в стриатуме.

Хотя у определенной когорты пациентов психотические симптомы могут продолжать развиваться и на фоне антипсихотической терапии, у большинства респондеров достигается клиническая ремиссия спустя несколько недель приема препаратов.

Важно отметить, что под клиническим улучшением подразумевается редукция продуктивной симптоматики, а не негативных симптомов или когнитивного дефицита. Это подчеркивает роль стимуляции D2-рецепторов в стриатуме в развитии психотической симптоматики, что впоследствии было подтверждено молекулярными исследованиями, обсуждаемыми ниже.

Имеются отдельные данные об уменьшении симптомов нарушения восприятия благодаря когнитивно-поведенческой терапии и транскраниальной магнитной стимуляции левой височно-теменной доли, но, в целом, никакие другие терапевтические подходы не показали своей эффективности в редукции психотической симптоматики. Стрессовые факторы внешней среды, наркотики (кетамин, каннабис и кокаин) и продофаминергические препараты (амфетамин) могут ухудшать и даже вызывать нарушения восприятия и другие психотические симптомы. Учитывая тот факт, что и стресс, и перечисленные выше препараты усиливают дофаминергическую передачу, а также данные об эффективности D2-антагонистов в лечении психоза, можно с уверенностью утверждать, что именно дофамин играет центральную роль в патофизиологии перцептивных нарушений и психотического синдрома как отдельной нейробиологической конструкции.

Такой вывод нисколько не умаляет роль других факторов (например, глутамат- или ГАМК-ергической передачи) в развитии психоза.

Действительно, по некоторым данным, у 1/3 пациентов, особенно у тех, кто длительное время не получал терапию, антидофаминергические препараты не уменьшают интенсивность галлюцинаций.

Тем не менее, ни один из множества разрабатываемых недофаминергических препаратов не показал эффективность в редукции нарушений восприятия при психозе.

Когнитивные механизмы

C точки зрения теории вычислительных процессов, модулирование восприятия и обработки входящей сенсорной информации на основе предшествующего опыта, иными словами, принятие перцептивного решения, можно представить как процесс, направленный на корректную идентификацию и классификацию входящих сенсорных сигналов, т. е. на снижение вероятности возникновения ошибок «восприятие-суждение». В этой части статьи мы сфокусируем внимание на описании гипотетических алгоритмов, посредством которых нейронные сети проводят эту операцию. При их описании мы основывались на большом объеме литературных данных о механизмах принятия решений в рамках системы восприятия. Также мы обсуждаем возможные нарушения этих алгоритмов, связанные с аномалиями восприятия. В следующей части, в соответствии с тремя уровнями анализа Марра, мы обсуждаем нейробиологическое значение данных процессов в нейронных сетях мозга, а также их нарушения при психозе.

Для понимания работы системы восприятия необходимо прояснить две концепции.

Во-первых, для минимизации ошибок оптимальные перцептивные решения должны преодолеть неопределенность внешних стимулов (например, вычленить тихие звуки в шумной обстановке) и неопределенность внутренних репрезентаций этих стимулов (например, преодолеть проблему вариабельности сигнала от нейронов, кодирующих сенсорную информацию). Во-вторых, в реальных условиях стимулы практически никогда не действуют изолированно. Они всегда возникают на фоне других стимулов, которые могут предсказывать появление друг друга. Именно по этой причине при принятии перцептивных решений использование предшествующего опыта столь выгодно, ведь оно позволяет использовать контекстуальные связи между стимулами и, тем самым, снизить количество ошибок.

Теория распознавания сигнала

Представьте себе следующую ситуацию. Человек стоит на шумной станции метро и ждет поезд, чтобы, наконец, добраться до дома после тяжелого рабочего дня. Внезапно он слышит непонятный звук, как будто кто-то произнес его имя.

Ему необходимо быстро решить, действительно ли кто-то произнес его имя или нет, то есть, является ли этот стимул настоящим сигналом или всего лишь шумом. В такой ситуации (подробнее см. Рис.

1), как утверждает теория распознавания сигнала, решение зависит от относительной вероятности того и другого исхода (сигнал имеется или, соответственно, отсутствует), причем вероятность оценивается на основе внутренней репрезентации этих стимулов.

Это можно выразить в виде формулы, называемой логарифмическим отношением правдоподобия (log-lihood ratio, LLR): LLR=log (P(доказательство|сигнал присутствует))/(P(доказательство│сигнал отсутствует))

Согласно этой модели, если сила доказательств за и против наличия в стимуле сигнала эквивалентна, то вероятность того и другого исхода одинакова, следовательно, LLR=0. Если же доказательств наличия сигнала больше, то LLR>0. Соответственно, если больше доказательств отсутствия в стимуле сигнала, то LLR

Источник: http://psyandneuro.ru/stati/an-integrative-framework-for-perceptual-disturbances-in-psychosis/

Остеохондроза нет
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: